favicon3

Запрограммирован ли наш мозг на тоску?

Резюме: нейровизуализационное исследование раскрывает нейронную основу для мотивации воссоединения с тем человеком, которого вы любите. Полученные результаты помогают объяснить, почему социальное дистанцирование столь тяжело переносится.

Исследовательская группа: Университет Колорадо в Боулдере

Когда речь заходит о формировании привязанности к человеку, наше стремление к партнеру может быть столь же важным, как и то, как мы реагируем, когда мы находимся рядом с ним. К таким заключениям, опубликованным в «Записках Национальной Академии Наук», приходят исследователи при анализе мозговой активности.

«Чтобы поддерживать отношения с течением времени, должна быть некоторая мотивация быть с этим человеком, когда вы находитесь вдали от него», — говорит ведущий автор работы Зои Дональдсон, доцент кафедры поведенческой неврологии в Университете Колорадо в Боулдере. «Это наша первая статья, в которой указана потенциальная нейронная основа для мотивации воссоединения».

В работе отмечается многолетние исследования проф. Доналдсона степных полевок, одного из примерно 3-5% видов млекопитающих (включая людей), которые склонны к спариванию в течение всей жизни. Наблюдая за поведением и мозговой активностью моногамных грызунов, Доналдсон стремится лучше понять, какие области мозга — вплоть до клеточного уровня — побуждают инстинкт формировать прочные связи.

В конечном итоге результаты могут быть использованы для разработки методов лечения больных аутизмом, тяжелой депрессией и другими расстройствами, которые затрудняют выявление эмоциональных связей. Сейчас, по ее словам, исследование также дает представление о том, почему социальное дистанцирование так тяжело переживается.

«Мы изначально запрограммированы к поиску близких отношений в качестве источника комфорта, и это часто происходит благодаря физическим осязаниям», — сказала она.

Для исследования проф. Дональдсон использовала небольшие камеры и передовую технологию, так называемая in-vivo-кальциевую визуализация, чтобы анализировать мозговую деятельность десятков полевок в трех временных точках: когда одна особь просто встречала другую полевку; через три дня после их спаривания; и через 20 дней после того, как они по существу действовали как единая семья. Исследователи также наблюдали за другими видами животных, взаимодействующих с полевками, которые однако не были их компаньонами.

Предыдущие исследования в области визуализации мозга у людей показали изменение мозговой активности в области, называемой accumbens core, того же центра удовольствия, который активизируется при употреблении героина или кокаина, или когда испытуемые объекты держали за руку их романтического партнера. В начале исследования команда Дональдсона предположила, что мозговая активность полевок при взаимодействии полевок-партнеров будет заметно отличаться от активности, когда одна особь встречает другую незнакомую ей особь.

«Удивительно, но это не то, что мы нашли», — констатировала она.

Незнакомая особь или любовник, мозговая активность полевки не изменялась, когда обе особи были вместе.

Только когда полевки были вдали от своего партнера и затем бежали друг другу навстречу — представьте себе классическую романтическую сцену воссоединения в аэропорту или любую другую тему, описываемую в любовных поемах – только в этом случае уникальный кластер клеток в прилежащем ядре активизировался.

Чем дольше животные были в паре, тем теснее становилась их связь, и тем больше расширялся кластер клеток, называемый как «партнерская связь».

Примечательно, что совсем другой кластер клеток загорался, когда полевка приближалась к незнакомой ей особи.

«Это говорит о том, что, возможно, кластер этих клеток необходим для формирования и поддержания партнерской связи», — сказала Дональдсон.

Она подозревает, что в этот процесс вовлечены химические вещества мозга, такие как окситоцин, дофамин и вазопрессин, которые, как было показано в исследованиях на животных и людях, играют роль в укреплении доверия и близости. Но она не знает наверняка, что именно делает этот кластер клеток.

Также не ясно, данный «нейронный код», вызывающий желание воссоединиться у полевок, вызывает ли он те же самые эмоции у людей. Это тема для дальнейшего исследования, которое уже ведется.

Исследование подтверждает, что моногамные млекопитающие уникальным образом привязаны к своим партнерам.

«Негативные чувства, которые многие из нас испытывают, могут возникать из-за несоответствия: у нас есть нейронный сигнал, говорящий нам, что пребывание с близкими людьми заставляет нас чувствовать себя хорошо, в то время как практические условия не позволяют нам удовлетворить эту потребность», — сказала Дональдсон. «Это эмоциональный эквивалент того, что мы продолжаем не принимать пищу, когда мы голодны, в это время чувство голода начинает постепенно усиливаться».

Оригинал статьи:
“A neuronal signature for monogamous reunion”. by Zoe Donaldson et al.
PNAS doi:10.1073/pnas.1917287117

Поделитесь ссылкой эту страницу

Поделиться в vk
VK
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в telegram
Telegram
favicon3
Похожие статьи

Эксклюзивный представитель бренда Artinis

Компания Спектральные Системы является эксклюзивным дистрибьютором нейровизаулизационного оборудования Artinis Medical System BV на территории России, Белоруссии, Украины и Казахстана. Наша компания ведет полный цикл послепродажного

Читать полностью »

Исследовательская лаборатория на колесах: интервью с доктором Сабиной Моус

BRITE23, BRITE, OXYMON  Меня зовут Сабина Моус, я работаю психологом в отделении детской и подростковой психиатрии и психологии при Детской больнице Erasmus MC—Sophia в Роттердаме, Нидерланды.  Какие основные темы исследований, над которыми

Читать полностью »
Обратная связь
Мы свяжемся с вами в течение 15 минут